В.А.Чудинов

О НАЗВАНИИ РУН И РУНИЦЫ

http://www.hrist-commun.ru/Chudinov_rus_runy.htm

Чтение я начинаю с вытянутой по горизонтали рамочки слева, где вычи­тываются слова КРУЗОК МАРЫ, то есть КРУЖОК МАРЫ. Это — весьма важная надпись, поскольку она прямо называет "монетку".

Таким образом, перед нами один из КРУЗКОВ МАРЫ. Слово КРУЗОК вместо КРУЖОК передает более архаичное произношение по сравнению с современным.

Затем я читаю слова на фрагменте в середине внизу. Тут вычитываются буквы очень больших размеров, вероятно, титульная надпись, то есть назва­ние именно данного кружка. Он называется КРУЗОК КОЗЛИКА, то есть КРУЖОК КОЗЛИКА. По аналогии с монетами можно сказать, что если пер­вая надпись говорит о виде изделия, о монете, то вторая говорит о ее досто­инстве (рубль, гривенник, алтын и т.д.).

Следовательно, перед нами не про­сто КРУЗОК МАРЫ, но конкретно КРУЗОК КОЗЛИКА. Так что, это — тоже очень важная надпись, хотя она нам и не объясняет назначение кружков.

Самые интересные надписи читаются наверху. Интересно, что надпись с обращением в цвете и без обращения дублируют друг друга; я не стал обводить данный фрагмент рамочкой, поскольку по нему самому ясно, откуда он заимствован.

 

Первая надпись гласит: ПО КРУЗКАМ, то есть ПО КРУ Ж- КАМ. Это — начало предложения, продолжение его следует искать ниже А ниже я читаю слово ОНА в прямом цвете и АНА в обращенном; возникает впечатление, что кое-где появляется диалектное "аканье", то есть произнесение А вместо О в безударном положении. Далее в прямом цвет читается слово МАРА. Затем я читаю фрагмент в рамочке. В прямом цвет он дает слова ОХРАНУ ДАРУИТ, в обращенном — ОНА РУНАМИ МАРЫ Тем самым образуется осмысленный текст: ПО КРУЗКАМ, ОНА, МАРА ОХРАНУ ДАРУИТ ОНА РУНАМИ МАРЫ, то есть ПО КРУЖКАМ ОНА МАРА, ОХРАНУ ДАРУЕТ— НАДПИСЯМИ МАРЫ. Тем самым ношени КРУЖКОВ МАРЫ было делом почетным, и, оказывается, к почету добавлялась и сакральная охрана за счет рун от всяких неприятностей.

 

Смысл деятельности равноапостольного Кирилла. 

Кирилл, чья дея-тельность, как известно, была связана с созданием кириллицы, не стал бы заново придумывать то, что существовало в течение сотен тысяч лет. Отча-сти из этих соображений, но главным образом по другим, на мой взгляд, достаточно спорным, современные исследователи считают, что Кирилл создал глаголицу как наиболее ранний вид славянского письма. На сегодня практически все эпиграфисты не считают глаголицу письмом старше раннего средневековья. 

Следовательно, Кирилл либо создал глаголицу (хотя многие факты говорят в пользу того, что глаголица появилась до жизни Кирилла либо как-то изменил РУНЫ РОДА

 

Теперь, после того, как стала понятнее система названия письма в палеолите, я могу сказать языком наших пред-

47

ков, что святой Кирилл переделал дошедшие до него РУНЫ РОДА в РУНЫ МАРЫ. Или, говоря современным языком, сделал несакральное славянское письмо сакральным, для того, чтобы на нем можно было писать по-славян­ски священные христианские тексты.

Более подробно этот сюжет я рассмо­трел в моей книге «Загадки славянской письменности», где предположил, что сакрализация во времена его жизни представляла собой добавление к шрифту цифровых значений, так называемой цифири, которая существова­ла как в еврейском, так и в греческом письме. В чем конкретно проявлялся сакральный характер РУН МАРЫ во времена палеолита, а также глаголицы в раннем средневековье, я пока в точности не знаю. Возможно, что во время каких-то более поздних моих исследований это будет выявлено.

 

Понимания слова РУНА. 

К сожалению, в «Лингвистическом энцикло­педическом словаре» слово «руна» отсутствует, а под «руническим пись­мом» понимается только письмо германцев. И это понятно, ибо ни славян­ских, ни русских рун на сегодня академическая наука не знает и знать не хочет, а что касается тюркских рун, то их, с точки зрения этой науки, от­крыли совсем «недавно», каких-нибудь сто лет назад, и потому вводить в академический словарь слишком рано.

Между тем, о самом слове «руна» имеется масса представлений различ­ных исследователей.

Вот что думал о них славянский исследователь руниче­ских знаков Мартин Жункович: «Уже достаточно широко утверждается, что рунический шрифт был тайным письмом, так как слово "руно" равно­значно со словом тайна, поскольку немецкий глагол "rаипеп" означает "на­шептывать тайны", что, вообще говоря, было бы не совсем верным, ибо "rаипеп" означает окутывать тайной.

 

 Но подобная этимология, по мень­шей мере, дважды противоречива.  В качестве тайных руны действи­тельно могли признаваться, но именно, прежде всего, неграмотными, как раз так, как и сегодняшнее письмо, являющееся для них тайной; впрочем, руны существовали с того времени, когда люди не очень-то умели читать, и это остается справедливым вплоть до сегодняшнего дня как всеобщая тайна. 

 

Аналогичным образом развивалось в славянских языках понятие ча­родей, чародельник, чароделец, чаровники т.д., то есть тот, кто делает (чертит) "чары" (=штрихи), то есть может ими писать, и сегодня это значение сохранилось в качестве равнозначных слов волшебник, волшеб­ный художник (ZаиЬеrеr,  Zаиbеrkunstler). Что именно он писал, читающий, разумеется, не понимал, однако подобная группа знаков для неграмотного должна была приниматься за тайное или апокрифическое значение.

Вместе с тем, с другой стороны, применяемый публично шрифт не мо­жет содержать тайны, которую с большими трудами воплощают в брон

 

48

 

зу, железо, камень и дерево или вырезают на обожженной глине и тем са­мым предоставляют миру в виде, например, оружия, украшений, объектов поклонения или даже блоков естественных скал лишь для всеобщего обме­на определенной коммуникацией. Так называемые "буквы" были не просто вырезанными единичными рунами или их типами, но несли определенный продуманный упорядоченный текст большего или меньшего объема с целью фиксации мыслей, которые хотели сохранить или сообщить кому-то дру­гому, то есть были также примитивной формой письма.

 

Отсюда уже в принципе нельзя принять всерьез, что такие описанные "буквы" набрасывались без разбора, а из этого можно заключить, что их изготовили тогда, когда должны были сохранить законченные по содер­жанию тексты, так что ничего не оставалось лишним. 

Отсюда немецкое слово "Висhstаbе", аналог славянского "буки, буква, буквица" (последнее — буква, изображаемая в виде рисунка), выводится не от слова "бюкса" (бо­таническое), но от слова "Висh" (книга), то есть звуки, организованные в книгу — роль, которая образует взаимообусловленный текст.

Отсюда должно быть совершенно правильным, что первоначально са­мое важное передавалось как резы (засечки), копирующие естественные формы отображаемого объекта, что одновременно служило мнемониче­ским средством, высеченном в дереве, как это повторено в Эдде: «Прабоги гравируют, правитии царапают, шеф-мастер им вырезает, ты умеешь царапать», вокруг чего возникает изобразительный шрифт, который по­степенно становится записью звуков, так что звучащее понятие для объ­екта теперь отождествляется с его графическим изображением и при­нимает, условное значение.

Образование рун происходит именно так, как происходит образование любого оригинального письменного изображения, то есть посредством ал­фавитов. Если мы себе можем представить нечто такое, то обратимся к близлежащим знакам, и приспособим их до определенной степени, так ска­зать, к внешнему выражению, так что "о", например, будет во всех языках представлено через кружочек, тогда как рот при произнесении принимает похожую на "о" форму, как бы принимает "о"; "и" всегда простейший знак, поскольку звук, так сказать, сжимается зубами, и т. д.  Объяснение звучит столь парадоксально, что становится ясно, как возникают основные черты письменности в разных местах и в разные времена, и при этом основные формы оказывают до определенной степени одинаковое внешнее влияние на внешние контуры знаков письма.

 

И напротив, варианты письменных знаков являются следствием личного творчества и готовности руки, которые всег­да носят своего рода индивидуальный характер» unkovič 1913, s. 5-7).

49

 

Как видим, здесь Жункович выступает против обычных германских трактовок понятия РУНЫ как тайны, полагая, что руны являются такими же носителями информации, как и прочие знаки письма. Вообще говоря, он прав в условиях полемики с германскими рунологами, но не вполне прав в историческом контексте, поскольку, как мы видели, помимо чисто информа­тивных РУН РОДА в древности имелись и сакральные РУНЫ МАРЫ. Так что понятие «тайны» часть рун все-таки несла. Что же касается близости форм слова РУНА и слова РЫТА, то глагол РЫТЬ действительно имеет по­велительную форму РОЙ, которая в некоторых славянских языках могла бы произноситься как РУЙ, откуда гипотетически могла бы возникнуть форма причастия РУНА. Но эти рассуждения имеют силу лишь в кругу современ­ных славянских языков, тогда как слово РУНА употреблялось в глубочай­шей древности и, видимо, имело иную этимологию. Я уже приводил свое предположение о том, что слово РУНА могло возникнуть из слова *ЛУНА, однако пока что не нашел ни малейшего подтверждения в письменном ма­териале палеолита. Поэтому пока для меня исконный смысл этого слова все-таки остается загадочным. Тем не менее, именно в германских странах термин РУНА дожил до наших дней, тогда как в России и других славян­ских странах он был вытеснен другими терминами, например, БУКВА.

На мнение другого Жунковича, Даворина Жунковича, ссылается и со­временный отечественный исследователь Антон Платов. Он, отталкиваясь от германской культуры как исходной для рун, писал:«Практически все современные исследователи упускают из вида славянские языки (к слову, гораздо более близкие к скандинавским, чем те же кельтские). Не так обстояло дело в конце Х1Х-начале XXвека, во время расцвета исследова­ний по славянской рунике. Так, пытался в свое время связать слово РУНА с сербским gronic «говорить» польский славист А. Кухарский... Но против такого толкования равно выступали В. Цыбулъский и И.В. Ягич, находя его «сумасбродным». А вот против более позднего предположения Д. Жунко­вича (Žunkovič 1918) ни один исследователь не мог выдвинуть никаких кон­трдоводов. Версию Жунковича попросту забыли, как это нередко случалось в области славянской рунологии...

В свое время я пришел к тому же выводу, какой был сделан Жунковичем, почти независимо от этого исследователя. Меня поразило существова­ние множества славянских рек, носящих загадочное имя РУНА (в качестве примера приведу реку Руну, впадающую в Верхневолжские озера на грани­це Тверской и Новгородской областей). В большинстве случаев этимоло­гия этих названий считается невыясненной. Но ведь существует старый славянский корень РУН: именно от него происходят русские слова РАНА,

50

 

РАНИТЬ, РЫТЬ, украинское РИЛЛЯ— борозда. По Жунковичу, этот же ко­рень содержит глагол РУТИ  «резать», и существительное РУНА, озна­чающее «прорез», «борозда»,... РЕЗА. Не этими ли резамичьтеху и гата-аху древние славяне?

Любопытно, что основа run/rап со значением «резать», «ранить» была известна и древним германцам,  и удивительно, почему на этот факт не обращают внимания исследователи! Так, знаменитый наконечник копья из Дамсдорфа, датируемый первой половиной первого тысячелетия н.э., несет руническую надпись КАША, переводимую как «пронзающий», «на­носящий ранения».

Вероятно, термин РУНА происходит все оке от древнейшей славяно-се­вероевропейской основы со значением, «резать» (что выглядит естествен­ным), в то время как появление европейских слов того же корня, но уже носящих значение «тайна», «говорить в тишине», вторично, и связано с магическим применением древних резаных знаков. Древних рун» (Платов 1998-1, вып. 6, с. 90-92). С Платовым можно было бы согласиться, если бы РУНЫ только вырезались на мягком материале - дереве или кости. Но на камне их резать нельзя, там применялась более сложная технология высече­ния. Кстати, и надпись RАNJА можно понять как чисто славянскую, РАНЯ. Для копья такое значение понятно, им можно было и убить, и ранить, но считать, что РУНЫ «ранили» дерево или кость довольно необычно. Словом, сближение РУНЫ = РАНЫ мне представляется достаточно натянутым.

 

Словосочетание СЛАВЯНСКИЕ РУНЫ.

Примерно в ХVIIVIII ве­ках германские исследователи приходят к выводу о том, что руническая письменность в силу своей широкой распространенности могла использо­ваться не только скандинавами, англичанами и немцами, но и соседними с ними народами, например, балтами и финнами, а также проживавшими на территории Германии славянскими меньшинствами. Следовательно, тер­мин «славянские руны» означал «германские руны в славянском употребле­нии», равно как термин «финские руны» предполагал понимание «герман­ские руны, употребляемые финнами». Такую трактовку давал, например, датский эпиграфист Финн Магнусен еще в начале XIX века. Однако позже некоторые исследователи (например, Якоб Гримм) стали предполагать, что у славян в использовании рунических знаков имелись некоторые отличия в графике рун, и тогда термин «славянские руны» стал пониматься как «гер­манские руны с графическими отличиями у славян».

 

Против такого пони­мания выступил Ватрослав Ягич, показавший, что никаких графических отличий у славян в рунах не было; после него термин «славянские руны» перестает употребляться.

51

 

Антон Платов в своих сборниках предлагает термин «руническое искус­ство славян», что близко по смыслу к понятию «славянские руны» как «гер­манские руны в славянском употреблении». В своей книге (Платов 2002) он обнаруживает употребление ряда германских рун на славянских укра­шениях. В этом нет ничего удивительного, поскольку, как и многие другие европейские алфавиты, германский футарквышел из руницы. Точно так же и мы можем с удовольствием говорить, что в английских надписях наших дней существуют буквы В, С, Е, Н, К, М, О, Р, Т, и т.д., вполне понятные нам, русским. Правда, В читается Б, С читается Ц, читается ИКС, то есть за графическим сходством ряда знаков не прослеживается тождественности их звукового значения. Таким образом, по Платову, русские, как и другие соседние германцам народы употребляли германские руны. Ничего нового в таком понимании нет.

 

Словосочетание РУССКИЕ РУНЫ. 

Это словосочетание на сегодня яв­ляется новым, поскольку русские вообще редко пользуются своим этниче­ским именем для обозначения каких-то реалий, а уж тем более в отношении РУН, которые германским ученым привычно называть ГЕРМАНСКИМИ (хотя М. Жункович их называл ВЕНДСКИМИ), но по происхождению они из той страны, которая в палеолите называлась РУСЬЮ. Следовательно, по определению самые древние руны есть РУССКИЕ РУНЫ. Такое определе­ние мы даем в этой книге, и с этим ничего не поделаешь.

<…>

 

 источник


ЧИТАЕМ РУНЫ РОДА

Мы помним, что руны Рода - это практически знакомая нам со школы кириллица. Что же тут трудного? Мы умеем читать кириллицу.

 

Отличие рун Рода от кириллицы.

 Прежде, чем читать руны Рода, не­плохо было бы установить отличие их от кириллицы. Мы недаром писали, что руны Рода и кириллица почти совпадают - различие все-таки есть.

Дело в том, что существует несколько алфавитов, которые мы считаем по большому счету кириллицей. Так, согласно так называемой «азбучной мо­литве» в кириллицу входило 42 буквы, включая юсы, йотированные буквы, а также фиту, ижицу и прочее.

 

Однако черноризец Храбр называет другую цифру, 38 букв (24 греческого происхождения и 14 славянского), то есть тот же алфавит, но, вероятно, без йотированных юсов и без йотированных Е и А. Современный русский гражданский алфавит свободен от всех грече­ских букв (пси, кси, омеги в виде ОТ, фиты, ижицы), и состоит из 33 букв, так что он на 9 букв короче азбуки из азбучной молитвы и на 5 букв алфа­вита, употреблявшегося во времена монаха Храбра.

А каков алфавит рун Рода?

Короче он азбуки азбучной молитвы или длиннее? Он много короче. По сути дела, он короче даже современного гражданского алфавита. В нем нет нескольких букв. Каких? Во-первых, буквы Ё, которую ввел великий русский писатель Карамзин. Во-вторых, буквы Э. В-третьих, буквы Ф, поскольку такого звука в русском языке не было. Наконец, звуки И и Й не различались и обозначались одной буквой. 

 

Таким образом, мы имеем последовательность из 29 букв (или рун Рода): А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, 3, И, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, X, Ц, Ч, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ю, Я. От кириллицы из «азбучной молитвы» его отличают 13 букв.

 

Замечу, что число 29 - простое, то есть делится только на само себя и на единицу. Напомню также греческое выражение «от Альфы до Омеги», то есть «весь алфавит».

 А число 29 в русских народных сказках обыгры­вается, но весьма специфическим образом: «в тридевятом царстве, в три­десятом государстве...». На первый взгляд, «тридевятое» - это трижды де­вятое, то есть 27-е. Но тогда «тридесятое» - это трижды десятое, то есть 30-е, и в этом случае образуется лакуна между 27-м и 30-м. Чтобы такой ла­куны не было, надо понимать «тридевятое» как «девятое третьего десятка», то есть 29-е. Тогда «тридевятое» как раз и соответствует последней букве алфавита, греческой «омеге» или русской букве «я». Следовательно, пройдя

126

 «тридевять» царств, человек и проходит всё «от Альфы до Омеги», весь ал­фавит, и попадает в «тридесятое царство».

Иными словами, пройдя предел, человек вступает в запредельное. Поэтому я считаю, что сказочный зачин насчет «тридевятого царства» тесно связан с числом рун в алфавите Рода.

Обращаю внимание также на отсутствие в алфавите Рода буквы I. Она была добавлена позже, вероятно, тем же Кириллом, который не зря попол­нил руны Рода либо на 9, либо на 13 букв. Много это или мало? Заметим, что современное болгарское письмо отличается от современного русского всего на 1 букву - у них нет буквы Ы. В украинском алфавите тоже нет буквы Ы, как и буквы Ё (этот звук передается сочетанием ЬО), зато есть Э не оборотное (йотированное Е), есть как бы «латинское» I, и даже такая же буква с двумя точками (йотированное И). Таким образом, отличие украин­ского алфавита от русского составляет уже целых 4 буквы. На письме это очень заметно. А отличие в 9 букв, тем более в 13, должно просто бросаться в глаза.

 

Причины изменений рун Рода.

 Руны Рода существовали десятки и сот­ни тысяч лет без изменений и прекрасно обслуживали русский язык. Какая же необходимость заставила Кирилла изменить всем привычный алфавит, добавив в него несколько букв?

Если спросить об этом лингвистов, они скажут, что в средние века суще­ствовали носовые звуки (которые до сих пор остались в польском), а имен­но носовой О (который был обозначен так называемым «юсом большим») и носовой Е (который был обозначен так называемым «юсом малым»). Уже поэтому нужно было добавить две буквы.

На первый взгляд, причина веская. Однако заметим, что слова СТАН­ЦИЯ, ФОНЕТИКА, МОЛОКО мы произносим точно так же, как белору­сы, но они пишут СТАНЦЫЯ, ФАНЭТИКА, МАЛАКО, отчего нас коро­бит, хотя именно они пишут фонетически точно.

Как шутил Марк Твен, правительство США даровало своим гражданам лучшие в мире законы, а господь бог — здравый смысл, чтобы ими не пользоваться. Если бы В АЗДИН ИЗ ГАДОУ МЫ БЫ ЗАМЕНИЛИ СВАЮ АРФАГРАФИЮ НА БЕ-ЛАРУССКУЮ, мы бы уже никогда не смогли писать традиционно, то есть грамотно с нашей нынешней точки зрения. Иными словами, фонетически писать не всегда эстетично. Таким образом, если бы мы писали слово РУКА или ЗУБ через У, а не ЮС БОЛЬШОЙ, тот, кто привык произносить носо­вые, продолжал бы их произносить, читая У как носовой, а тот, кто носовых не знал, произносил бы У. Слов, которые различались бы именно «юсами» от аналогичных слов без «юсов», просто не было, то есть «юсы» не являлись фонемами. Тем самым, в кириллице были обозначены варианты звуков как

127

самостоятельные звуки. Вообще говоря, это скользкий путь. Если по нему пойти, то, например, южнорусский фрикативный звук Г, отличающийся от московского взрывного Г, следовало бы обозначить опять отдельной бук­вой (так поступают лингвисты, когда дают фонетическую транскрипцию). Кроме того, есть ряд вариантов произношений по отдельным областям, где некоторые звуки произносятся иначе, чем в литературном произношении. Так что с точки зрения единства языка такой подход неприемлем.

Но, возможно, единство языка как раз сохранять и не требовалось? В са­мом деле: если нация считает себя единым народом, она и письмо старается сделать стандартным, несмотря на ряд диалектных отличий. Так, в Герма­нии до ее объединения Бисмарком диалекты разошлись настолько, что ба­варец саксонца уже не понимал, а берлинцев (так называемый Рlattdeusch) не понимал в Германии вообще никто. И, тем не менее, ряд разрозненных земель объединился и выработал искусственный общенемецкий язык (так называемый Носhdeutsch). Восточные славяне поступили как раз наобо­рот: сначала единые русские земли (Киевская Русь) распались на удельные княжества, потом выделились два крупных русских государства: Великое княжество Литовское (Литва включала в себя практически всю нынешнюю Белоруссию, Украину и часть России) и Московское княжество. И там, и и там говорили по-русски, хотя постепенно накапливались диалектные раз­личия. Однако в советское время каждый из этих этносов (не ушедших друг от друга настолько далеко, как баварцы от саксонцев) пожелал выделиться в самостоятельную нацию, а для этого местный диалект должен был воз­выситься до самостоятельного языка. И для этого необходимо было пока­зать именно отличия, причем «весомо, грубо, зримо». Именно это и про­исходит, когда из алфавита изымаются одни буквы и добавляются другие. А понимание различий как языковых, а не диалектных, уже дает право эт­носу считаться другим народом, а за этим следует выделение самостоятель­ного государства. Так что, если бы баварцы стремились создать собствен­ное государство, баварский диалект не только получил бы статус баварско­го языка, но и на карте мира появилась бы республика Бавария. Также и Саксония. Но прежде нужно было бы обзавестись собственными алфави­тами, что тоже вполне достижимо. Скажем, мягкий общенемецкий звук ХЬ по-саксонски звучит как Ш, так что слово НИХЬТ у них звучит как НИШТ. Скажем, именно для этого звука можно было бы ввести специальную бук­ву— и достаточно ее одной, чтобы саксонский язык отличался бы от обще­немецкого. Еще раз повторяю - если бы было желание. А его-то и не было.

Таким образом, изменения в графике, как это ни выглядит парадоксально, дело вовсе не лингвистическое, а политическое. Если надо с кем-то объеди-

128

ниться, значит, надо ввести алфавит именно того народа. Скажем, до XIX века Румыния пользовалась кириллицей, а потом перешла на латиницу. Но Молдавия, войдя в Россию и СССР, продолжала пользоваться кириллицей, пока не вышла из состава СССР. Тут молдаване вспомнили, что говорят на румынском языке и ввели у себя латиницу. Уже хотели было объединиться с Румынией, но это сопровождалось бы такими экономическими потерями, что объединение отложили. Сербы введением кириллицы показали, что они ориентируются на восток, на Россию; хорваты введением латиницы пока­зали, что они ориентируются на запад, на Италию. Таким образом, если бы святой равноапостольный Кирилл хотел просто объединить всех славян, он бы усиленно пропагандировал руны Рода. Но Род был языческим богом, а не христианским. Кроме того, рунами Рода писали по-русски. Ни то, ни другое не входило в планы Византии. Поэтому был предпринят остроумный шаг: «христианизировать» азбуку Рода, добавив в нее ряд, прежде всего, гре­ческих букв, а также противопоставить русскому языку язык болгарский, хотя и близкий, но иной. Поэтому за эталон приняли солунско-константи-нопольский диалект болгарского языка, то есть тот единственный славян­ский язык, на котором говорила какая-то часть жителей Константинополя. Вот так получился так называемый «старославянский», а на самом деле периферийный (по отношению к столице Болгарии Преславу) болгарский язык, в создание которого многие монахи и ученые приложили много труда. И прежде всего Кирилл.

Какую азбуку создал Кирилл? Такая проблема всерьез стала обсуж­даться лингвистами в XIX веке. Казалось бы, никакой проблемы нет: Ки­рилл создал кириллицу. Однако по ряду фактов стало ясно, что глаголица древнее кириллицы. На этот счет тоже были разные версии; одна из них та, что глаголицу создал святой Иероним, живший примерно за пять веков до Кирилла. Но тут встретилось неожиданное препятствие: Кирилл со своим братом Мефодием был объявлен первоучителем славянским и составите­лем первой славянской азбуки. Следовательно, если древнее глаголица, то Кирилл создал глаголицу. То есть, важна не научная истина, важна устояв­шаяся точка зрения, теория. Как шутят физики, если факты противоречат теории, то тем хуже для фактов. Постепенно социализируется всё, и прежде всего товары; мы сейчас платим большие деньги не за сам товар, а за его бренд, то есть за клеймо фирмы-изготовителя. Неважно, что стиральную машину германской фирмы Бош собирали в Польше; ярлык гласит, что она произведена в Германии. Точно так же неважно, что именно создал святой равноапостольный Кирилл: кириллицу, глаголицу или какую-нибудь буковицу; важно то, что он создал первую славянскую азбуку.

129

А как же руница, то есть руны Макоши? — спросит внимательный чита­тель. А никак. Официальная наука пока этот вид славянского письма еще не признала (и вряд ли признает в обозримом будущем). Следовательно, его и нет. Помнится, в советское время мы вовсю клеймили позитивизм как буржуазное направление философии, которое признает за истину толь­ко то, что известно науке. Действительно, как быть с тем, что неизвестно? Согласно позитивизму, того, следовательно, и нет. Скажем, два века назад не были известны элементарные частицы - электрон, позитрон, протон. Су­ществовали ли они тогда? Позитивизм должен честно ответить: тогда их еще в природе не было, поскольку их не было в науке. Забавно: человек, конституируя науку, тем самым творит мироздание. Именно эта забавная философия и считалась идеализмом. А наши ученые себя всегда считали материалистами. Сейчас мы твердо стоим на позициях позитивизма: если пока РАН не собирает по славянской слоговой письменности конференции и симпозиумы, не публикует эти исследования в ряде научных журналов, стало быть, слогового письма и нет. А как только начнут собирать, так оно и появится в древности.

Если же отойти от нынешних догм в славистике, то до Кирилла суще­ствовало, по меньшей мере, три вида славянского письма: руны Макоши, руны Рода и глаголица. Так что выбор у «первоучителя» был весьма велик (другие страны таким обилием письменности похвастать не могут). У каж­дого из них были свои недостатки: руны Макоши сложны в чтении, име­ют традицию в линейном письме громоздить столбцы, а руны соединять в лигатуры; кроме того, фонетическое значение каждой руны варьирует (например, РЕ/РИ/РЬ). Руны Рода слишком известны как нехристианские. Глаголица имеет слишком много элементов в каждой букве (раза в 2-3 боль­ше, чем в рунах Рода) и внешне напоминает письменность Азии. Кроме того, глаголица была практически неизвестна у восточных славян (так, в Новгороде, как выяснилось из исследований А.А. Медынцевой, имелось несколько граффити на стенах Софии Новгородской, однако, когда я прочи­тал нерасшифрованные этой исследовательницей фрагменты, выяснилось, что их оставили профессиональные переписчики церковных книг. Миряне глаголицу не знали).

Так что выбора у святого Кирилла практически не осталость: необхо­димо было взять руны Рода и сделать их христианскими. Путь христиа­низации тоже был понятен: максимальная близость Византии. То есть в алфавит требовалось ввести насколько возможно дополнительные грече­ские буквы, чтобы писать греческие имена максимально приближенными к греческому прототипу; затем проставить знаки ударения и придыхания

130

 (последнее совершенно не нужно для славянских языков, но зато внешне очень похоже на греческое письмо) и ввести даже некоторые греческие дифтонги, например, ОУ вместо У; наконец, сделать цифирь, то есть циф­ровое значение букв, совпадающим с греческой цифирью. То же самое произошло и с языком, ибо Болгария является самой близкой страной к Византии и граничит с Грецией. Так что христианизация была понята как византнвизация и письма, и языка. Глаголица для этих целей подходила гораздо меньше. Все это дает право действительно считать святого Ки­рилла первым христианскимучителем славян. И так называемый старо­славянский или церковнославянский язык как раз и разрабатывался для целей христианского богослужения.

Конечно же, Кирилл создал кириллицу, даже если на нынешнем эта­пе славистики в наше распоряжение поступили более древние глаголи­ческие тексты, чем кириллические. Но это - не более чем случайность обнаружения тех или иных текстов, а не твердо установленный научный факт. Поэтому приписывать Кириллу то, чего он не должен был делать как раз ненаучно. Глаголица «невизантивируема»: в ее графемы невоз­можно добавить новые греческие буквы, это будет слишком заметно; ее цифирь не совпадает с греческой; в ней так много штрихов, что знаки ударений и придыханий будут плохо заметными на этом фоне. Зато даже в наши дни кириллицу многие путают с греческим письмом. Кроме того, глаголице необходимо было специально обучаться даже ряду славянских этносов, тогда как руны Рода знали все славяне и значительная часть ев­ропейцев. Наконец чтобы проповедовать глаголицу, Кириллу нужно было быть хорватом, или болгарином, но не греком.

Сложно ли читать руны Рода? Для человека, владеющего русским язы­ком, разумеется, нет. В рунах Рода нет ни одного лишнего знака по сравне­нию с русским гражданским алфавитом, так что не нужно будет дополни­тельно учить пи одной буквы. И вместе с тем, да, ибо в древности писали несколько необычно.

<…>