ЧИТАЕМ РУНЫ МАРЫ

Руны Мары считаются самым загадочным типом из древнеславянского письма. Имеется предположение, что это скорее разгадка значений слов. Изначально Мара – богиня смерти и болезней. И ее культ считался очень сильным во времена палеолита. Именно этой богине посвящались рогатые животные, чаще всего козел. В целом выражение руны Мары означают не только тайное, но и нечто связанное с загробным миром. А мифическая власть богини над загробным миром давала храму реальную власть над людьми. И именно храм Мары в те времена выполнял самые важные функции, связанные с социальным обеспечением и охраной природных ресурсов. 

В славянской эзотерической традиции существуют два основных волховских и магических направления: путь правой и путь левой руки. Являясь антагонистическими по звучанию и энергетической направленности, эти направления, тем не менее, являются единым объединяющим источником развития всего сущего.

Правый или Десный путь - это служение силам Прави или силам созидающим, в своей эзотерической направленности работающий со стихией Жизни.

Левый или Шуйный путь – это познание себя и всего, находящегося в подлунном мире – как временное, преходящее и мирское, вечно возвращающееся на исходный путь созидательного начала, понятие и принятие стихии Смерти, как всеобщего закона Энтропии.

Руны Мары являются одной из составляющих описательных систем мироздания, включение так называемый «левый канал».
Как известно, в нашей Вселенной происходит постоянное взаимодействий двух противоположных процессов: созидания и разрушения. Без взаимодействия или равновесия этих процессов нашему миру грозила бы гибель. Сохранение равновесия – приоритетная задача существования любого института магии, духовных традиций или религии.

Как и процессы созидания, которые в дальнейшем будем называть Стихией Жизни, процессы разрушения (или Смерти), обладают большим диапазоном волн. Так, например, видимый спектр света представляет собой энергии с длиной волны от 380 (фиолетовый) до 780 (красный) нанометров. Но в целом весь этот диапазон представляет собой не что иное как синтез белого цвета. Так и потоки жизни (созидания) и смерти (разрушения) есть не что иное, как определенный диапазон, которые методом той же дифракции можно разложить на составляющие части, которые в дальнейшем мы будем называть «каналами».

Каждая руна из Мариного ряда и представляет собой такой канал. А в целом вся система определяет поток рассоздания, который постоянно присутствует в окружающем нас мире.
Многим кажется, что руны Мары могут нести зло, или само занятие стихией Смерти «смертельно» опасно. В какой-то мере определенно это так.

На самом деле, как и любая энергия, потоки рассоздания нейтральны по отношению к нам, смертельно опасными делаем мы их сами.. 

Руны Мары показывают, какие энергии в тот или иной момент времени преобладают в настоящем или могут возникнуть в будущем. В этом их предназначение как мантической системы. Если использовать этот рунический ряд с магической целью, то необходимо знать, что «свято место пусто не бывает». Разрушая что-то, мы непременно должны восполнять некую пустоту. В противном случае мы родим хаос. В этом заключается опасность бесконтрольного использования рун.

Языческий мир славян, тем не менее, многообразен и един в сущности своей.

Триглав проявлен в так называемом «единстве и борьбе противоположностей», разрешающей силой которого является третья сила.

Это взаимопроникновение и дополнение Прави и Нави, что и рождает третью силу – мир Яви, мир человечества.

В христианстве это обозначается как борьба за Души людей. В язычестве - обретение гармонии и миропорядка, где темное и светлое во взаимодействии своем проявляются в уравновешивании Мира Сущего.
Система рун Мары представляет собой классическое «трехрядье», пронизывающее все языческое мировоззрение. Каждый ряд содержит определенные энергии, символизированные шестью рунами.

Таким образом, система Мары насчитывает 18 рун.   

источник

Руны Мары - это те же самые руны Макоши, взятые в их сакральном значении. Но что такое «сакральное значение»?

Понимание сакральности.

 Термин «сакральное» означает «священ­ное», то есть то, что свято для данной категории лиц. Заметим, что понятие святости будет разным в зависимости, прежде всего, от социальной группы, и, кроме того, от уровня развития самих членов этой группы. ..

*

 

В мирное время для любого государства священным является его куль­тура, то есть культура доминирующего этноса; жители данного государ­ства согласны знакомиться и с чужими культурами, и даже заимствовать какие-то их элементы, но лишь до определенного предела, после кото­рого начинается отторжение чуждых веяний. А среди культуры господ­ствующее положение занимает язык; в последние годы мы оказываемся свидетелями того, как русскоязычное население резко протестует против запрета в Латвии, Молдавии или в Крыму на обучение детей на русском языке. Это — свято.

И напротив, появление каждого нового этноса характеризуется новым языком. А новый язык должен иметь несколько отличную от предшествую­щей графику, о чем мы уже говорили в предыдущей главе. Таким образом, сакральным на нынешнем этапе развития государственности является до­минирование господствующего этноса (латвийского в Латвии, румынского в Молдавии, русского в Крыму), который может быть отнюдь не чис­ленно преобладающим, но это доминирование символически выражается в графике азбуки. Несовпадение интересов разных этносов по этому поводу приводит к различным социальным конфликтам.

Сакральность скорее выражается через отдельные понятия, а еще больше - через различные символы. Скажем, ло­зунг оборонительной войны «за Родину!» является понятием, символом.

 

Сакральность христианства. Религиозная сакральность много глубже и имеет, так сказать, несколько уровней. Существуют общепризнанные святы­ни, например, иконы, хоругви, мощи, храмы. Причины их святости различны, однако в христианстве существуют некие традиции официального введения в ранг святости. Вообще говоря, на первом уровне сакральности священ­ными считаются все принадлежности отправления религиозного культа, то есть место проведения молитв, облачения и инвентарь священников, изобра­жения Бога и святых, захоронения в церковной ограде.

На втором уровне по­является официальный ритуал возведения в ранг святости. Так, хотя церковь в качестве архитектурного сооружения уже в момент постройки относится к священным местам отправления религиозного культа, но существует осо­бый ритуал «освящения» церкви; можно сказать, что и без того святое место становится «особо священным». Точно также существуют подвижники хри­стианства, которых уже при жизни многие их современники считают святы­ми; однако существует особая процедура интронизации или канонизации, после которой церковь официально признает умершего подвижника святым. Точно так же и с иконами, заведомо священными и намоленными, которые с ведома церкви начинают признаваться «чудотворными», то есть «особо священными». 

Однако оба эти типа сакральности, так сказать, лежат на поверхности. Существуют, однако, иные типы сакральности, которые называются «таин­ствами», и смысл которых верующие не всегда осознают. 

208

Здесь уже придется ввести такое понятие, как «тонкий мир». Для сравнения отметим, что, например, камни, безусловно, принадлежат к иному, к «плотному» миру. К нему же принадлежат и жидкости, например, вода, которая в 8-10 раз лег­че камня. Но, как это ни странно, туда же мы ныне относим и воздух, хотя он в 770 раз легче воды. Правда, химия в XVIII веке не сразу признала газы такими же химическими веществами, как жидкость и твердое тело.

Нако­нец, к плотному миру относится и огонь - тот же газ, только нагретый и по­тому светящийся. Таким образом, все те вещества, которые древние греки называли «стихиями» или первоэлементами, являются составной частью плотного мира.

Тонкий мир существенно тоньше. Сначала к нему относили все поля, по­скольку поле никак не ощущается нашими органами чувств. Потом выясни­ли, что самое грубое из полей - электромагнитное; хотя оно невидимо, но последствия его включения прекрасно видны на работе электроприборов, на­пример, электромотора стиральной машины. В электромоторе, как мы пом­ним из школьного курса физики, статор создает поле, которое вращает ротор.

Эти два варианта электромагнитного поля, а именно электрическое и магнит­ное поле, были исключены из тонкого мира. Исключили из него и гравитаци­онное поле, хотя пока физика не умеет его создавать, уменьшать или увеличи­вать, или выключать вовсе. Не входят туда также очень короткодействующие ядерные поля сильного и слабого взаимодействий. 

Что же осталось?

А остались более сложные по своим воздействиям поля нескольких уров­ней. Этими полями занимаются экстрасенсы, которые выделили из них также самое грубое поле, которое они назвали «эфирным»; за ним следуют еще бо­лее тонкие «астральное» и «ментальное». До некоторой степени эфирное поле в XX веке удалось визуализировать с помощью оператора с рамочкой или ма­ятником; применение разной техники дает несколько разные результаты, так что о количественных измерениях тут говорить пока сложно, тем не менее, качественные результаты более или менее согласуются друг с другом.

Более тонкие поля пока не визуализируются даже таким способом. Поэтому пока исследование данных полей выходит за рамки физики как науки, что, однако, отнюдь не означает, что такой вид реальности не существует. Просто пока на­ука не готова его изучать, у нее нет соответствующих методов исследования.

Тем не менее, экстрасенсы утверждают, что когда человек широко рас­ставляет ноги, а руки воздымает вверх, как бывает во время молитв, то по­мимо слов он из себя испускает большое количество излучения тонкого мира.

Напротив, если руки простерты вдоль туловища, а ноги соприкаса­ются, следует говорить о том, что человек «зажат» не только в плотном, но и в тонком мире. Энергия из него в таком случае выделяется наружу в гораздо меньшем объеме; столь же сильно понижается и его способность к принятию чужой энергии.

Если же человек скрестил руки, а тем более еще и ноги, он вообще ничего не излучает, но, с другой стороны, он и не прини­мает энергии извне.

Таким образом, суть любого перекрестия, креста - за­щитная, от проникновения энергетического воздействия извне. И наоборот, поза распростертых рук и ног - поза воздействия, в каком-то смысле агрес­сии, то есть поза активного влияния данного субъекта на других или на ка­кой-то объект. Но вместе с тем, эта поза и наиболее уязвимая для ответного воздействия.

Таким образом, молитва как таинство состоит из действий, как в плотном мире, так и в тонком мире. В плотном пожелания облекаются в слова, но не в привычные с их произвольным порядком, а в строго отобранные слова молитвы. Вот эта отобранность особых слов составляет тот самый первый уровень сакральности, о котором речь шла выше. Но в тонком мире суть мо­литвы это магическое воздействие на божество с целью добиться исполне­ния желания. Вообще говоря, магия - это воздействие на плотный мир через тонкий. Литургия священника — та же самая магия, усиливающая магию ве­рующих. Пусть слово «магия» в данном случае не отпугивает: это есть ведь не просто воздействие на тонкий мир, но с желанием сделать изменения в нужную сторону в плотном мире. И когда мы говорим об освящении храма, о канонизации святого, и т.д., то там всегда присутствует элемент магии, то есть вхождения в тонкий мир с целью как-то изменить мир плотный.

Вместе с тем я вполне понимаю мотивы, по которым духовенство пред­почитает говорить не о магии, а о таинствах. Дело в том, что по мере раз­вития самой профессии мага многие специалисты стали обладать с одной стороны, весьма сильной методикой воздействия на плотный мир через тон­кий, но с другой стороны, потеряли связь с божеством, и свои способности стали использовать не на благо своего народа, а лишь для личной выгоды. А колдуны и ведьмы вообще стали специализироваться на вредоносной ма­гии. Кстати, распущенные волосы женщин во время колдовства действуют как резонатор и способствуют концентрации вредоносной энергии. Так что православная церковь совершенно естественно всякую энергию, идущую не от служителей Господа, считает идущей от дьявола и потому относитсярезко отрицательно даже к целительству знахарей. И само понятие магии, которое в большинстве случаев действительно направлено не на защиту че­ловеческой души, она справедливо считает нехристианским.

Пока нам вполне достаточно различения этих двух уровней сакраль­ности: сакральности плотного мира и сакральности тонкого мира, чтобы попытаться понять суть христианской сакральности в области письма.

210

 

А именно: на уровне плотного мира любая письменность, претендующая на статус сакральной должна походить на ту, которая уже признана сакраль­ной. Как мы выяснили, это максимальное сходство с греческой письмен­ностью по внешним формам букв, по порядку следования в азбуке, по на­личию дифтонгов, ударений и придыханий, и максимально использующее греческие буквы.

Что же касается тонкого мира, то тут существует цифирь, идущая от ну­мерологии. Поговорим об этом несколько подробнее.

Нумерология. Согласно этому разделу эзотерического знания, числа мо­гут быть счастливыми и несчастливыми. Счастливые числа - это числа не­четные, и лучше всего, простые. Несчастливые - числа четные, а тем более, дважды четные. Ноль не есть число и во внимание не принимается (уже это свидетельствует о том, что нумерология появилась до введения нуля в арифметику). Поэтому десятка - это та же единица, а все числа больше десяти имеют смысл только в виде своей суммы цифр. Уже из этого выте­кает, что вместо десятичной системы счисления нумерология использует девятеричную.

Поэтому, если, приписать каждой букве алфавита некоторое числовое зна­чение (цифирь) всё слово будет либо счастливым, либо несчастливым. Так, например, женское имя АННА будет заведомо несчастливым при любом кон­кретном числовом значении букв А и Н, поскольку эти буквы в имени удваи­ваются. Если придавать нумерологии какое-то магическое значение (а почти все религии мира это делают), то требования к любому новому алфавиту в ка­честве сакрального будут такими, чтобы любое имя собственное в новом ал­фавите имело бы ту же сумму цифр, что и в одном из сакральных алфавитов, например, в греческом. Это мы уже тоже обсуждали в предыдущей главе.

Однако здесь возникает вопрос о том, каким образом приписывались сами числовые значения. Понятно, что первая буква алфавита будет иметь числовое значение =1, вторая =2 и т.д., так что вопрос стоит не о том, какое значение будет иметь та или иная буква (это зависит от последовательности букв), а, напротив, в какой последовательности выстраивать буквы, чтобы они получили соответствующие числовые значения. Конечно, для христи­анства моделью был греческий алфавит, который уже сложился; а моделью для греческого алфавита был алфавит еврейский. Но некий алфавит-прото­тип должен был выстаиваться в соответствии с какими-то принципами.

Раннехристианская сакральность. Как это ни странно, но за полтыся­челетия до святого Кирилла требование приводить в определенный поря­док цифирь не выдвигалось. Более того, такое требование не предъявлялось и к латинскому алфавиту, где цифровые значения имеют не все буквы, как

211

в еврейском или греческом алфавите, не большинство букв, как в кирилли­це, а очень незначительное число букв (= 1, = 5, = 10, Е = 50, С = 100, В = 500 и М = 1000). Из этого можно заключить, что в период, когда задава­ла тон во всей культуре, в том числе и в христианской, Римская империя, то требование приводить в соответствие цифирь было снято именно потому, что это требование не выполнялось для латинского алфавита. Когда же про­изошло разделение Римской империи на Западную и Восточную, причем Западная была разгромлена готами и вандалами, то в уцелевшей Восточной Римской империи, или Византии, это требование было восстановлено. При­чиной этого послужило то, что государственным языком Византии оказался греческий, где цифирь использовалась в полной мере. Что же касается появ­ления цифири в греческом алфавите, то она выходит за рамки христианства, ибо устанавливалась где-то в первом тысячелетии до новой эры. То есть христианская алфавитная сакральность просто воспроизвела языческую алфавитнуюсакральность.

Греческая языческая сакральность. Древние греки, как сейчас стано­вится ясным, то есть эллины, придя на Балканы, заимствовали у местно­го славянского населения линейное письмо А. Однако оно было слишком сложным для эллинов, и в их использовании слоговое письмо А преврати­лось в более простое линейное письмо Б. После его дешифровки Майклом Вентрисом в середине XX века стало ясно, что оно не очень удобно для его использования в греческом языке. И где-то в период с по VIII век до н.э. слоговое письмо заменяется буквенным, а у букв впервые появляется опре­деленная последовательность в алфавите. Предполагается, что сами эллины заимствовали алфавит у финикийцев, одного из западносемитских племен. Определенное основание для такого суждения есть, поскольку эллинские названия букв представляют собой искаженные названия финикийских, на­пример, имя АЛЕФ (бык) трансформировалось в АЛЬФУ, БЕТ х(дом) - в БЕТУ, ГИМЕЛЬ (верблюд) - в ГАММУ и т.д. с другой стороны, как пишетИоганне Фридрих, исследователь истории письма, «Эдуарду Дорму, по всей видимости, удалось пробить решающую брешь и установить в перечис­ленных текстах древнюю форму семитского финикийского языка. Уста­новленное к настоящему времени количество знаков, равное 115, говорит о слоговом, а не алфавитном характере письменности» (Фридрих 1966, с. 80). Таким образом, вопрос о создании алфавита с определенной последовательностью букв оказывается пока неисследованным.

Вместе с тем, в большинстве европейских алфавитов на первом месте стоит гласный звук, чья цифирь = 1, а на десятом месте - тоже гласный звук И, чья цифирь = 10, то есть, согласно нумерологии, тоже = 1. Заметим, что

212

согласно рунам Макоши, противопоставление А и И - это противопоставле­ние гласных непереднего ряда гласным переднего ряда. Заметим также, что гласные звуки О и Е - это как бы варианты гласных А иИ; в самом деле, в рунах Макоши А изображается как \ или /, тогда как О есть их комбинация, то есть (двойной звук А); звук Е представляет собой такую же вертикаль­ную палочку, как и , но половинного размера (как бы «половина И»). Тем самым, наличие гласного звука в начале слова дает единицу - высший уро­вень «счастья» в нумерологии. Однако структура «гласный + согласный» на­зывается закрытым слогом и характерна для ряда азиатских этносов, напри­мер, для тюрок. Для славян более характерна другая структура, «согласный + гласный», то есть открытый слог. Из этого факта можно сделать вывод, что для славян алфавит, начинающийся с гласного звука, не соответствуют структуре славянского слова. Иными словами, скорее всего, последователь­ность букв в алфавите была придумана не на славянской почве. Другое дело, что позже славяне заимствовали определенную последовательность букв тогда, когда она появилась у других народов, например, у эллинов, посколь­ку определенная последовательность все-таки лучше произвольной.

Зато для славян было бы весьма интересным начать алфавит с буквы Б, поскольку именно с нее начинается слово БОГ. Но тогда и буква О, и буква Г должны были бы иметь четную цифирь, чтобы в сумме они давали бы нечетное число. Но и любые другие гласные звуки по тому же принципу должны были бы иметь четную цифирь. Да и в рунах Макоши полноцен­ны только слоговые знаки, тогда как гласные в целом обозначаются только черточкой. В таком случае все слоговые знаки должны были бы иметь не­четную цифирь, и только гласные звуки - четную.

 

Итак, полагаю, что в веке до н.э. и чуть позже как эллинскую язы­ческую культуру, так и культуру других современных ей стран, волнуют проблемы сакральности возникающего алфавитного письма, и для решения этой проблемы вводится нумерология и как ее следствие, определенное ме­сто буквы в алфавите.

В.Чудинов.