История Славяно-Руссов

04/04/2017. Классен пишет далее: «Славяноруссы, как народ, ранее Римлян и Греков образованный, оставили по себе во всех частях старого света множество памятников, свидетельствующих о их там пребывании и о древнейшей письменности, искусствах и просвещении. Памятники пребудут навсегда неоспоримыми доказательствами; они говорят нам о действиях наших предков на языке, нам родном, составляющем прототип всех славянских наречий» [там же, С. 11].

Здесь он упомянул о многочисленных археологических памятниках, которые время от времени обнаруживаются в Европе, Азии, Америке, Австралии и Африке во время раскопок, и надписи на которых никто не желает прочесть.

Т. Воланский писал: «Ученые претыкались на эти памятники и напрасно трудились до нашего времени разбором их надписей по алфавитам греческому и латинскому, и видя неприложимость таковых, напрасно искали ключа в еврейском языке, потому что таинственный этот ключ ко всем неразгаданным надписям находится ТОЛЬКО В СЛАВЯНСКОМ первобытном языке… Как далеко простиралось в древние времена жительство СЛАВЯН В АФРИКЕ, пусть докажут СЛАВЯНСКИЕ НАДПИСИ НА КАМНЯХ Нумидии, Карфагена и Египта» [Там же. С. 73 — 74].

Русский ученый Чертков пишет: «Первый договор между Римом и Габиею был писан Пелазгийскими буквами… Поливий свидетельствует, что в его время ученейшие из Римлян уже не разумели мирного договора, заключенного между Карфагеном и Римом в первые годы после изгнания Тарквиния. Этот договор был написан языком столь отличным от латинского, что даже сам Поливий едва мог его перевести. Следовательно, Римляне… совершенно забыли первоначальный свой Пелазгийский язык и уже превратились в позднейших Латин» [Чертков А.Д. О языке пелазгов, населивших Италию и сравнение его с древлеславенским. – Временник Московского общества истории древностей славянских. Кн. 23, 1855. М. — С. 4].

 

Далее он продолжает: «Но народ и после этого всегда говорил на языке, весьма отличном от письменного (Maffei, Stor. di Verona, XI, 602). Оски и Волски, даже в цветущую пору Латинского языка, сохранили свое наречие, которое очень хорошо понимали ПРОСТОЛЮДИНЫ РИМА, — доказательство, что ученый Латинский язык был нечто, составленное искусством и отличное от народного говора всех Пелазгийских племен» [там же, — С. 5].

 

подробнее